Из Норвегии – с морковью!

Из Норвегии – с морковью!

Текст: Дмитрий Ритчик
фото автора

На бензоколонках норвежской государственной компании “Statoil” продаётся упакованная в пластиковые стаканчики молодая морковка. Покупай стаканчик – и грызи на здоровье витамин А!  Наши дамы быстро (простите за каламбур) раскусили пользу и вкус. И когда тётя Ира в ожидании очередного парома открыла очередной стаканчик, полный оранжевых конусов, Юра произнёс: «Из Норвегии с морковью»!


Старт

Теперь я уже не помню, почему возникла идея в сентябре ехать на Нордкап, но как бы то ни было, компания подобралась что надо – на предложение откликнулись Юра с Наташей на BMW K 1300 GT и Юрин брат Александр на новом (путешествие состоялось в 2013 году) «водяном» GS - e из Москвы, Дима с Мариной на Honda Transalp из Смоленска, Мирослав из Симферополя и Володя с Ирой на BMW R 1200 RT из Ростова-на-Дону. Сам я поехал на «Трансальпе», и ещё один такой же дал Мирославу, который прилетел в Вильнюс из Крыма на самолёте.


Местом встречи назначили Таллин. Время встречи – поздний вечер Дня знаний. Дети в школу – мы на Нордкап.

Почти всех участников я знал по предыдущим совместным турам (с Димой и Мариной я катался даже дважды – по Прибалтике и по Израилю). Только Володя с Ирой были вроде как «новички». Но быстро выяснилось, что первым Володиным мотоциклом был «Чезет», свадьбу Володя с Ирой играли слегка травмированными после падения, а послужной список путешествий этой пары – дай бог каждому. Так что Володя с Ирой моментально превратились в дядю Володю и тетю Иру. И никак иначе.


Утром моросит дождь, и – первое приключение! Наши места на пароме Таллин – Хельсинки не подтверждены. Мне приходится платить прямо на месте ещё раз, а недолгое морское путешествие через Финский залив проходит под выяснение отношений с турфирмой.

Manuell dirigering

Хотя сказать, что дороги Скандинавии – это песня, значит, не сказать ничего, всё же термин “ manuell dirigering ” относится не к музыке, а как раз к дорожному ремонту. В Норвегии при организации реверсивного движения (когда одна полоса закрыта) не позволяют водителям ездить просто по сигналам светофора. По ремонтируемому участку челноком ездит автомобиль, сопровождающий вереницу машин. На конце участка он разворачивается, специально обученный сотрудник включает зелёный свет – и, пожалуйста, машины едут следом за своеобразным пейс-каром. На другом конце «пейс-кар» съезжает на обочину, пропускает колонну, разворачивается... Вот это и есть мануальное дирижирование!


Вообще, в Норвегии очень много «перестраховочных» элементов дорожного движения. Физическое разделение полос движения металлическими тросами является одним из таких элементов, чуть не кончившимся для меня плачевно. На шоссе Осло – Стокгольм я впервые испытал состояние «секундного сна» на мотоцикле! Пилишь и пилишь себе 70–80 км/ч без единой возможности обогнать, в термобелье, экипировке и шлеме сидишь, как в термосе, и вот... Бррр!!! Ехавший впереди красный «Форд» резко приблизился, а я оказался как-то совсем вплотную к этой ограде между полосами движения! Сна как не бывало, сердце стучит, но впрыснутого адреналина хватило буквально на пять минут. Дотянув до ближайшей площадки для отдыха, я выяснил, что мои попутчики боролись со сном не меньше, чем я, и тоже были очень рады остановке.


Другой перестраховочный элемент – это порядок работы светофоров в городах. «Мигающего» зелёного режима нет, жёлтый загорается на очень короткое время. То есть, по нашей логике, если непонятно, сколько ещё будет гореть зелёный сигнал, надо давать «газу». Но что это?! Водители авто на горящий зелёный не ускоряются, а, наоборот, тормозят! И тут-то начинаешь понимать, как пользоваться норвежским светофором: на зелёный начинаем притормаживать, на жёлтый останавливаемся, пережидаем красный и на следующий зелёный едем дальше. Однозначно безопасно!

В норвежских автошколах учат размеренной езде с максимальным вниманием к развитию дорожной обстановки. Так как не все водители обретают достаточный дар предвидения, а о штрафах я ещё расскажу, многие предпочитают просто ехать медленнее и останавливаться раньше.


Но не всё так плохо! Пустые, с редким трафиком дороги C еверной Норвегии не дадут скучать. Геологическая скалистая «подкладка» Скандинавии не позволяет строить прямых дорог, делая самый большой полуостров Европы мотоциклетной меккой наряду с Альпами и Колорадо. Заполярная Норвегия – это сотни километров извилистых дорог почти без машин и полиции (по меньшей мере, мы её не видели). Превышение разрешённой скорости в таких условиях понемногу становится нормой жизни. Запомнилась дорога вдоль Порсангер-Фьорда – 150 км вьющейся ленты между горами одноимённого полуострова и водой Баренцева моря. А дороги Атлантического побережья Норвегии то бегут вдоль кромки моря, то поднимаются на 300–500 метров в горы, чтобы потом спуститься к следующему клину воды между серо-зелёными скалами.


Имея такие дороги рядом с домом, хочешь не хочешь, а ездить научишься. Однажды мы увидели два весьма кастомизированных «Харлея», припаркованных на площадке для отдыха, и их хозяев. Помахали друг другу руками, а минут через десять потомки викингов без особого труда «сделали» нашу маленькую колонну, хотя мне в тот момент казалось, что мы держим хороший темп... В оправдание скажу, что, судя по жилеткам, они принадлежали к мотоклубу Альты, а мы как раз были в окрестностях этого города. Так что, видать, все повороты с детства наизусть знают!

Отдельная история – это тоннели, которых в Норвегии не один десяток. Особое впечатление производят тоннели под проливами. Например, Нордкапский тоннель, соединяющий материк и остров Магерёйа, длиной почти 7 км и глубиной 212 м под уровнем моря, имеет уклон 9 % – сначала вниз, потом вверх. Где-то на уровне воды въезжаешь в плотный белый туман, который частично рассеивается на глубине, а потом вновь сгущается при движении вверх, к выезду. Тоннели оказались самыми холодными точками нашего путешествия: несмотря на то, что солнечным днём температура иногда достигала 20 °С, в глубине тоннелей было не выше 5 °С.

Нордкап

Кстати, ещё несколько лет назад большинство тоннелей было платным. Но то ли они окупились, то ли дорожающая нефть принесла в казну Королевства дополнительные деньги, но сейчас нигде за проезд тоннелей платить не надо. Единственный платный для мотоциклов участок – это знаменитая Атлантическая дорога, но о ней ниже.

Отправляясь в мотопутешествие по Норвегии, необходимо помнить, что норвежский асфальт очень абразивен. За время путешествия нам пришлось поменять три задние покрышки! Причём дядя Володя предусмотрительно вёз запасную покрышку с собой, спокойно реагируя на наши подначки. Труднее оказалось, когда стало понятно, что нужна покрышка на новый «водяной» GS – соответственно, новой размерности. Но в Норвегии найдётся всё, были бы деньги!

Чаевые оскорбляют достоинство официанта

А деньги (и много!) в Норвегии понадобятся. Норвегия вторая (после Швейцарии) самая дорогая страна мира. Дорого всё – бензин (€ 1,85 за литр), гостиницы (€ 80–120 за ночь), еда в ресторанах (около € 20 за горячее блюдо). Особенно сильно русский турист почувствует дороговизну Норвегии, заказывая алкогольные напитки: пиво по € 10 за пол-литра и рюмочку традиционного скандинавского аквавита за ту же цену. Но если норвежское пиво вряд ли произведёт впечатление на любителя пенного напитка, аквавит обязателен для пробы. Это настойка на основе картофельного спирта, в которую добавляют травы или специи, чаще всего это тмин. Важным элементом приготовления аквавита является «катание» бочки с будущим напитком на корабле, причём корабль должен дважды пересечь экватор (по-норвежски Lini e ) – такой сорт называется «Линье-аквавит».

Гейрангер фъорд

Купить алкоголь в Норвегии можно и в магазинах, которые называются «Винмонополет». Но расположены они весьма редко (290 точек на всю Норвегию), а закрываются негуманно рано (в 18:00). Мы ни разу так и не воспользовались.

Еду под названием «скандинавская кухня» найти тоже непросто. На вопрос, где тут подают свежего лосося, все задумчиво поднимают глаза и говорят: ну, тут недалеко есть пиццерия, кебабы, бургеры. Лосось? Кто такой лосось?


Тайну нам раскрыла русская девушка Таня, сотрудница гостиницы в городке Альта: «Понимаете, норвежцы веками ели с понедельника по субботу рыбу, а по воскресеньям – рыбные котлетки. А в 80-е они нашли нефть». На нефтедоллары норвежцы предпочли бургеры и пиццы...

Тем не менее, кое-что отведать удалось: филе северного оленя повстречалось в меню ещё по пути на север, в Заполярной Швеции, а в той гостинице, где работает Таня, мы съели последние в сезоне восемь порций китового мяса. Оказалось очень похоже на бефстроганов.

На берегу Баренцева моря

Обслуживание (элемент цивилизации, также известный под названием «сервис») в Норвегии отсутствует или сведён к минимуму. Не удивляйтесь, если в ресторане вам предложат сделать заказ у стойки и сразу же не только оплатить, но и забрать заказанные напитки. Не ищите рецепциониста в гостинице после 22:00 – он уже спит дома, а в некоторых гостиницах не ищите его вовсе, ибо всё автоматизировано. Именно в такой отель мы попали в Осло. Вроде, всё просто: вводишь на экране терминала номер заказа, вставляешь кредитку, подтверждаешь платёж, из другой прорези выскочит карточка-ключ. Но почему же тогда у терминала стоят несколько обалдевших разноязычных людей, мучительно тыкающих пальцами в виртуальные кнопки? Да потому, что как бы ни хотелось скандинавам минимизировать контакт между обслуживающим и обслуживаемым, без человека не обойдёшься. Слава богу, такой человек в гостинице был – восточной наружности улыбчивый паренёк, работа которого, собственно, – присмотр за компьютерной системой. Но на самом деле это и был тот самый рецепционист, решавший вопросы с неправильными номерами заказов, пропавшими резервациями, невыданными или потерянными картами-ключами... Между делом он дал нам несколько советов, куда пойти поужинать-позавтракать, и как работает общественный транспорт.

Одна из бесчисленных паромных переправ

Зато в Норвегии не принято давать чаевые: нет сервиса, нет чаевых. Говорят, норвежские официанты и бармены могут даже обидеться (как тут не вспомнить советский лозунг об оскорблении человеческого достоинства!) Тем не менее, в одном из ресторанов нам весьма настоятельно и вполне открыто намекали, что при оплате карточкой стоит добавить некую сумму сверх счёта. Наверное, на благотворительность!

Так вот он каков!

Есть какая-то невидимая линия, после которой северный олень перестаёт быть экзотикой. С того момента, как ты увидишь одного, присутствие этих животных граничит с навязчивостью.

От эмоции «Ах, это же северный олень! Какой красавец! Давайте фотографировать» до эмоции «Да сколько же можно вас объезжать, коровы чёртовы» проходят минуты. Их действительно невероятно много – справа, слева, на дороге, на обочине, без какого-либо присмотра. При этом очевидно, что эти неисчислимые стада кому-то принадлежат и выполняют какую-то неведомую экономическую функцию (развоз рождественских подарков, например). Кстати, на имена Рудольф, Доннер, Блитцен и др. они не откликаются. Мы пробовали.

Так вот ты какой...

Хозяева этих оленей живут в разбросанных на уважительном расстоянии друг от друга домах-усадьбах, во дворах стоят мощные пикапы с «люстрами» над передним бампером (все машины за полярным кругом оборудованы тремя дополнительными фарами дальнего света) и два-три снегохода, для которых зимой оборудуются размеченные знаками трассы. Но это не всё – возле каждого дома стоит традиционный лапландский чум: живи в комфорте, но от корней не отрывайся!

Калбате лиетувишкай? (Говорите по-литовски?)

И вот туннели на остров Магерёйа пройдены, дядя Володя заменил покрышку на своём RT … Мы в шаге от цели путешествия!

Вообще-то, традиционно на Нордкап едут в июне-июле, во время белых ночей, чтобы наблюдать полуночное солнце, невысоко висящее над водой. Для этого туристы останавливаются за бешеные деньги в одной из гостиниц городка Хоннингсвог, от которого до Нордкапа около 30 км извилистой дороги, а ночью, часов в 11, выдвигаются на северную оконечность Европы. Везёт не всем – плотные туманы тут не редкость.


Несмотря на то, что мы достигли Нордкапа 5 сентября, нам повезло – погода была пасмурной, но видно было на мили вдаль.

Нордкап готов к приёму туристов. Комплекс занимает немалую площадь, в нём расположены рестораны, кафе, сувенирные магазины и музей истории открытия мыса и превращения его в культовую точку для путешественников (впрочем, въезд на территорию обойдётся в 260 крон с носа). Пройдя по тоннелю, прорубленному в толще скалы, можно попасть на небольшую, с трёх сторон закрытую от ветра площадку над морем. Дальше некуда, только бесконечная серая водная гладь...


Но, конечно же, центральная и главная части комплекса – знаменитый глобус. Сфотографировались на его фоне и мы, как с мотоциклами, так и без.

В сувенирном магазине кассирша говорила по-русски, но с акцентом. На бейджике прочитал имя и фамилию: Ирма Лиепа. Скорее, латышская комбинация, но всё же спросил: “ Gal kalbate lietuvi škai? ” ( «Говорите по-литовски?»). Оказалось, да, говорит.

Статойловская морковка

– Можно сфотографировать?
– Нет, лучше не надо.

Вдруг её бывшие студенты увидят фотографию, будет неудобно...

Да, кризис 2008 года выгнал многих из Литвы на вот такие заработки, а Норвегия с Англией делят первое место по количеству иммигрантов из Прибалтики и Польши.

– Не холодно тут? – поинтересовался я.
– Холодно, – посетовала Ирма, – но привыкли. Думаем перебираться на материк.

Яйца - крутые и всмятку (то есть с кровью)

И вдруг полил дождь – мелкий, противный и из-за ветра, скорее, горизонтальный, чем вертикальный. Словно вняв этому знаку, группа, разбредшаяся по музею, магазинам и кафе, мгновенно собралась у мотоциклов. И мы отправились на юг.

Достопримечательности

Несмотря на то, что главная цель путешествия была достигнута, впереди нас ждало ещё много впечатлений. До Нордкапа мы доехали за четыре дня, на то, чтобы добраться обратно по Атлантическому побережью Норвегии, было запланировано целых 10.

Китовое мясо

В городке Альта, в который мы прибыли в тот же день вечером, нас ждал культурный шок: машины! много машин! и, не поверите, светофор! Это был первый светофор за много сотен километров.

Но Альта знаменита не только светофором. Здесь находится крупный парк с наскальными рисунками – тысячи фигурок людей, медведей, оленей и рыб ничего не скажут профану, зато специалист прочитает удивительные истории удачных и неудачных охотничьих сезонов, ухода героев в «верхний», а подлецов и преступников – в «нижний» мир, смены вождей, постройки новых лодок и ритуальных церемоний с масками и кострами. Очень интересно!

Наскальные рисунки в Альте

Нарвик напомнит военную историю – этот порт был желанной добычей для Гитлера, так как открывал путь к месторождениям железной руды в шведской Кируне. И хотя город был в конце концов оставлен, битва при Нарвике в мае 1940 года стала первой победой союзников против Германии.

Южнее Нарвика мы пересекли во второй раз Полярный круг. Дорога на Тронхейм идёт по горам вдоль Нурланнской железной дороги – единственной заполярной железной дороге Норвегии. Часть путей была построена во время немецкой оккупации в 1942–1944 годах. На строительстве работали и советские военнопленные: многие погибли здесь от нечеловеческих условий труда. И сегодня можно увидеть бережно хранимые норвежцами памятники с пятиконечными звёздами.

В Нарвике

Тронхейм – город-история, город-студент, город-кафе! Нидаросский собор, законченный в 1300 году, хранит мощи короля Олафа Святого, крестителя Скандинавии. Здесь коронуются норвежские монархи. Но седая история соседствует с модерном и молодёжной жизнью – 20000 студентов Норвежского технологического университета составляют почти пятую часть населения города. В отличие от остальной Норвегии, идущей спать в девять вечера, Тронхейм бурлит допоздна, но уже ранним утром открывает двери маленьких кафе, из которых пахнет свежим кофе и выпечкой.

И тут мы совершили преступление...

Преступление

Посмотрев утром на заднюю покрышку GS ’а, мы приняли решение ехать в ближайший сервис BMW . Ну, где ещё искать поутру размерность 170/60 R 17?

«Какой-какой размер? – переспросила фру на ресепшне представительства BMW . – Ах, новый GS ! Езжайте по этому адресу!»

Въезжаем в Норвегию

Оказалось, что мотоциклы обслуживают в другом сервисе. Приезжаем. Медленные потомки викингов предлагают заехать часа через три. После переговоров предлагают подождать полчаса. И тут... Мы смотрим на K 1300 GT и понимаем, что нам нужно две покрышки. Но такой нет – езжайте в сервис Yamaha , это недалеко. Оставив группу в BMW , с Юрой едем в «Ямаху». Там повторяется история про заехать после обеда. Или завтра. Или в следующем году. Через полчаса возвращаемся с новой покрышкой – в BMW всё ещё идёт процесс.

В итоге выезжаем из Тронхейма с двухчасовым опозданием, а ведь на сегодня намечено четыре парома, Лестница троллей, Атлантическая дорога и ночёвка в Гейрангере!


Хорошо, что в Норвегии во многих местах есть открытый интернет. Он был и на нашем первом в тот день пароме. Я пренебрёг красотами фьорда, в срочном порядке скачивая расписания паромов, которые нас ожидали впереди. Несмотря на то, что навигатор предсказывал, что мы успеваем, я старался ехать как можно быстрее, потому что опоздание хоть на один паром могло поставить крест на всех планах. Естественно, на определённые ограничения скорости пришлось наплевать не слегка, как обычно, а весьма увесисто. В районе Кристиансунна мне показалось, что мы неплохо успеваем. Но впереди было ещё несколько достопримечательностей и приключений. Сначала нас ждал проезд по знаменитой Атлантической дороге. На протяжении восьми километров семь мостов соединяют острова по весьма прихотливой траектории. Один из мостов поднят на 23 метра, чтобы обеспечить проход судов, но помимо этого он делает поворот! Трёхмерность нашего пространства становится на несколько секунд совершенно очевидной, а ведь при этом ещё хочется вертеть головой во все стороны, упиваясь изумительным пейзажем из воды и скалистых островов!


Атлантическая дорога – чуть ли не единственная платная для мотоциклов в Норвегии. Точнее, платить нужно за проезд по Атлантическому тоннелю, который к ней ведёт. Стоит это удовольствие 55 крон за мотоцикл и ещё 35 крон за каждого человека.

Но вот ещё один паром, и мы на пути к Тролльстигену – Лестнице троллей. Как специально, облака сгущаются, узкая, в полторы машины дорога ведёт через лес, за которым высятся голые и крутые склоны. После обязательного фотографирования выезжаем на серпантин, 11 поворотов которого поднимают на высоту 850 м над уровнем моря. Дорога узкая, местами не шире 3–3,5 м, навстречу спускаются машины. Выезжаем на площадку над водопадом Стигфоссен. Мирослава и Володи с Ирой нет. Ждём... Подъезжает «Гусь» с австрийскими номерами, я бросаюсь к нему: не видел ли он аварии? Нет, говорит. Ждём дальше, секунды ползут, как травы покурившие... Наконец, ура! Подъезжают Мирослав и Володя с Ирой. Оказывается, Мирослав «чуток не разъехался» с машиной в повороте: не успел переключиться на первую, тяги не хватило, уронил мотоцикл на бок. Из повреждений – слегка расколото ветровое стекло.


Фотографируемся, покупаем сувениры, я начинаю нервничать... Ведь впереди ещё два парома, причём, если мы не успеем на последний, придётся ехать кругом лишних 125 км!

...Снова едем споро, я поглядываю на навигатор, на котором выставлено время ожидаемого прибытия на третий за сегодняшний день паром. Успеваем. Но выгрузка занимает время, нужно ехать через городок, обгонять несколько съехавших раньше нас автобусов и грузовиков. Есть 25 минут до отхода последнего парома и 28 км извилистой горной дороги, и ещё нужно время на покупку билетов и погрузку. На правила поведения на норвежских дорогах приходится наплевать полностью. Спуск с горы – и я вижу наш паром, аппарель ещё опущена. Чуть не проскакиваю левый поворот, подъезжаем, в чреве корабля уже стоит «Фольксваген» с питерскими номерами. После впрыска адреналина мне кажется, что продавец билетов всё делает нарочито медленно, но уже ясно, что мы успели!


Паром из Хеллесильта в Гейрангер в основном возит туристов. Он ходит по знаменитому Гейрангер-фьорду, такому глубокому, что в него заходят и швартуются громадные океанские лайнеры. По обеим сторонам узкого залива высятся скалы, на склонах которых – водопады «Семь сестёр», «Жених» и «Фата невесты». Естественно, о них сложены легенды, объясняющие эти названия...

Ночью мне снились тролли. Видимо, неспроста.

Наказание

День начался с тумана и дороги, по сравнению с которой Тролльстиген – детская забава. Начав от кромки моря и напугав не одного водителя туристических автобусов, через 16 км мы стоим на берегу горного озера Дьюпватнет на высоте больше километра!

Наказание - 7800 крон

Дальше наш путь лежит вдоль реки Виса в сторону Осло. Туман рассеялся, выглянуло солнце. Ехать – просто удовольствие. Много поворотов, асфальт, хоть и безжалостен к покрышкам, сухой и тёплый. Обгоняем медленные норвежские машины...

Стоп! – показывает недвусмысленный жест полицейского. Останавливаемся. Полицейский идёт к Юриному мотоциклу, просит его документы.

– Вы превысили скорость! 105 км/ч в зоне 70!
– Кто сказал? Кто мерял?
– Мерял мой коллега, он спрятался с радаром за почтовыми ящиками. Если хотите, я его сюда привезу, он покажет данные радара.
– Везите.

Полярный круг - на Север

Полицейский уезжает с Юриными документами, через пару минут возвращается. Из машины выходит седой как лунь бородатый полицейский. Если Санту Клауса одеть в форму, то это будет он. Он показывает допотопный радар, нажимает на кнопки – вот время, вот скорость, 108 км/ч. Объясняет спокойно: «Я пытался померить вас всех, но аппарат так быстро не работает. Удалось зафиксировать только скорость красного BMW , который ехал вторым. Три километра в час сбрасываем в пользу нарушителя, превышение 35 км/ч, штраф 7800 крон. При превышении более 35 км/ч лишаем прав. Вам повезло». Прикидываем в уме своё везение: около € 900. Пока выписывают штраф, Санта Клаус объясняет: «Вы были в Заполярье, там движения почти нет, контроля тоже. В Южной Норвегии контроль строже, особенно на участках с ограничением скорости. За 10 км/ч плюс три «дареных» километра не останавливают. Счастливого пути!».

Мне неудобно... Я ехал первый, я определял скорость группы, я решил обогнать тот медленный «Форд» под знаком «70». А померяли Юру. Вспоминаю гонки за паромами накануне: мотоциклетные боги были к нам милостивы, наказали задним числом и, может быть, даже не слишком строго.

Заряжаемся энергией

Дальнейший путь до Осло напоминает осторожное продвижение по опасным джунглям. Впрочем, хорошая погода и красивые пейзажи долины реки Виса понемногу рассеивает плохое настроение.

Вечером решаем, что штраф надо оплатить, чтобы не ставить под угрозу Юрину шенгенскую визу, и договариваемся скинуться на штраф поровну с каждого мотоцикла. Штрафы платят на почте (там же меняют валюту, кстати). Заодно об алкоголе за рулём: в Норвегии допускается 0,2 промилле, что фактически означает «сухой» закон.

Финиш

И вот – последний день. Дядя Володя и тётя Ира остаются ещё на один день в Осло, а мы отправляемся в Стокгольм. Выезжаем поутру, туман, прохладно. Через пару часов солнце побеждает сырость, становится тепло. Пересекаем границу Норвегии и Швеции. Встречные потоки на шоссе разделены, ограничения то 70, то 60, обогнать невозможно, тащимся в потоке вместе с дисциплинированными скандинавскими водителями. Воспоминания о штрафе тоже весьма свежи. И тут... Бррр!!! Ехавший впереди красный «Форд» резко приблизился... впрочем, это я уже описывал!

В Стокгольмских шхерах на пароме в Ригу

Я был просто счастлив, приехав в Стокгольм. Во-первых, это один из моих любимых городов, но главное было то, что уже порядком устал от этой поездки. А Стокгольм – это Балтика, почти дом.

Наш паром уходил на следующий день после обеда, и у нас было полдня для прогулки по солнечному осеннему Стокгольму. Недолго думая, мы взяли экскурсию на красном автобусе, прогулялись по центру, зашли в Королевский дворец. К сожалению, знаменитую церемонию смены королевского караула мы не увидели: летом она проводится каждый день, а с сентября только три раза в неделю.

Вечером мы сидели на верхней палубе парома «Романтика» и под пиво наслаждались видами Стокгольмского архипелага. Паром, до того как выйти в открытое море, несколько часов петляет между скалистыми островами, усеянными тёмно-бордовыми дачными домиками стокгольмцев.

Прыжок

Утро в Риге было пасмурным. На выезде из терминала латвийские полицейские «продували» троих мотоциклистов из Финляндии. Это дало нам возможность просочиться мимо и как можно быстрее затеряться в городском трафике.

Заправив полные баки, мы сделали заключительное фото на фоне Даугавы и Рижской телебашни, попрощались и отправились по домам.

Прощальное фото в Риге

Поездка на Нордкап – это долгое и непростое путешествие. Мы устали от дороги и друг от друга, но впечатления и приключения этого путешествия сплотили нашу маленькую группу. Видимо, нам понравилось ездить вместе. А мне особенно приятно, что эти опытные мотоциклисты и замечательные люди доверяют мне выбор маршрутов и всю организацию. Поэтому уже через полтора года после Норвегии, в апреле 2015-го, я встречал Марину и Диму, Сашу, Юру и других в аэропорте Палермо, а в марте 2016 – в аэропорте Тель-Авива. А через полгода мы встретимся в Варшаве и поедем в Рудные горы – на границу Германии и Чехии. Но это темы будущих репортажей.


< В пределах МКАДHOG Spring Challenge >
17 Июня 2017 13:39