Памир без тракта (Часть 2)

Памир без тракта (Часть 2)

Текст: Анатолий Сивков
Фото автора

Горы. Сколько природа смогла вложить в эти величественные детища времени. Вот мало что за всё время мотожизни меня так завораживает в дороге… Чаще всего срабатывает правило «был в одном монастыре – был во всех, был на озере – был на всех»… Но вот горы не вписываются в это правило совсем.


Преодолевая очередной мост с бродом, решили снять короткое видео с дрона. О том, какие мы смелые и сильные, а главное, красивые. Всё шло хорошо – мы пару раз покатались туда-сюда, потом Дима внезапно загрустил и сказал, что дрон куда-то пропал. Дрон всеобщими усилиями мы нашли – он лежал метров на пять-семь ниже дороги на обрыве, с которого до речки внизу по прямой лететь метров 70. Печальное зрелище. Но разве нас такие мелочи остановят? Обвязываем Диму верёвкой, четверо страхуют, один снимает. Не знаю, сколько адреналина хапнул свежеиспечённый альпинист, но мне и на страховке хватило с лихвой. Выглядело, прямо скажем, страшно. Дрон достали – и погнали дальше.

Отдельного упоминания достойны дети. Во всех сёлах, деревнях, аулах и прочих населённых пунктах Памира рефлекс на мотоциклиста у детей один – вытянуть руку с открытой ладошкой, чтобы, свесившись с мотика, ты смог хлопнуть по этой руке своей ладонью. Выглядит эффектно. Дети визжат от счастья.

На этом же отрезке дороги мою веру в то, что я хоть немного знаю людей, и хороших среди них исчезающе мало, и доброты от людей ждать в целом не стоит, а уж от сотрудников милиции-полиции тем более, растоптали в пыль. На очередном КПП по проверке и переписывании всех, кто посещает ГБАО, целый майор, увидев кучу мотоциклистов из России, выставил на капот своей машины огромное блюдо с яичницей, клубникой, чаем и черешней. Первой мыслью было: всё, горняшка, глюки и тепловой удар до кучи. Потому что я точно знаю: то, что я вижу, невозможно вообще. Совсем. Ан нет – вот же. Вкуснейшая еда. На посту ДПС. В горном районе Таджикистана. У меня всё. Нечего добавить.

На перевал мы забрались по полюбившейся традиции в ночи. Точнее, уже смеркалось, и закатное солнце на высоте в 3000+ метров подсвечивало белоснежные сугробы и довольные лица шестерых мотоциклистов. Это очень красивый, с теплотой вспоминаемый мною момент. Хорошо там было.

На спуске я шёл в паре с Вардом, который двигался за спиной, дабы не провоцировать меня ехать быстрее, чем я могу. Это он так думал. А я пытался хоть как-то ускориться. В итоге я пару раз не заметил, что дорога делает шпильку, и чуть не улетел прямо вниз. Когда спустились, поняли, зачем мы в срочном порядке заказывали запасные колодки на «ГС». Вард спалил свои в ноль. Очень попросил меня больше так не ездить, потому как очень ценит возможность общения без спиритических сеансов.

На следующий день опять отличился Саша Пикало! Прям героический мужчина! Горжусь дружбой. Еду себе потихоньку – Саша где-то впереди, Олегс с Вардом что-то фоткают сзади. Наслаждаюсь голубой водой Пянджа и изучаю домики на стороне Афганистана. Тут замечаю впереди пробку. По местным меркам (две-три машины стоят перед поворотом). Подъезжаю ближе, вижу сотый «Крузак», у которого разбита левая фара, крыло, бампер и гнутый капот. Сразу выдыхаю – это не наши точно, так разбить мотиком машину – надо постараться. Ловлю себя на мысли, что в этой поездке я уже такое слышал. Объезжаю это машинное столпотворение и вижу красивый кофр с надписью Vilar - Pro , валяющийся на обочине. Чуть поодаль над обрывом висит чудом за что-то зацепившийся «990-й». Стало понятно, веселье организовал Пикало. Верёвкой с помощью местных мотик вытащили. Оказалось, товарищ на «Крузаке» решил отодвинуться от скалы, так как страшно ему в коробочке стало. А навстречу ему в этот же поворот заехал Саня, тоже решив отодвинуться от обрыва – там они и встретились. Как можно было так качественно уработать «Крузак» пластиковым кофром (при этом кофр выжил) – я не в курсе. Это, видимо, какое-то специальное умение. Саша отделался ушибом колена. Что в этой ситуации можно считать безмерной везучестью. Дальше на очередном подъёме попался кусок дороги, идеально вымощенный камнями, вытертыми до блеска – остатки того самого Шёлкового пути. Две с лишним тысячи лет… Мэру столицы одной большой страны надо показать…

Дальше полтора дня путешествия выпали из моих воспоминаний. Потому как качественно чем-то траванулся и думал исключительно о возвышенном, самоотверженно жрал активированный уголь горстями и наблюдал за горным пейзажем. Ночёвка рядом с крепостью Ямчун, охранявшей Шёлковый путь, запомнилась очень красивыми видами.

«Вперёд и вверх, и там…», как пел незабвенный Владимир Семёнович. Впереди Зоркульский заповедник и предвкушение того, что приключение уже скоро.

В Ишкашиме Вард с Олегсом выступили гениальными переговорщиками с военными на заставе. Как они это сделали – не понятно им самим. Но факт остаётся фактом – нам выдали разрешение на посещение Зоркульского заповедника. Кто знаком с подробностями иракских приключений ВРМП и ВАМП, понимает мысль и направление решения. Решение красивое, но не совсем корректное – так сформулирую своё отношение.

Что нужно, чтобы качественно упороться? Рецепт прост. Берёшь пару предпенсионных ВРМП, добавляешь пару отмороженных эндуристов и соглашаешься с ними проехать «очень красивую и интересную дорожку». В качестве специй – 5500 км до этой дорожки, 4000–4500 метров над уровнем моря, ну и для объёмности ощущений – погоду от +35 °С в тени до –2 °С. Град, снег, песчаная буря в ассортименте. Попадание 100 %.

Но это всё ерунда по сравнению со следующими двумя днями, которые я честно могу озаглавить «Два самых тяжёлых дня моей мотожизни», они же «Два дня самой красивой и незабываемой природы».

Я уже решил, что в общем и целом неплохо еду. Подъезжаем к погранзаставе Харгуш. Военные говорят, что да, ждут пятерых раненых в голову. Всех переписали, и мы радостно двинули вглубь заповедника. Остановившись через 30–35 км на ночёвку, узнали быт местного населения. Маленький домик с видом на реку Памир. Гостеприимный хозяин предложил нам тёплую комнату, что было воспринято нами как дар. Ночевать в палатках очень не хотелось. Как выяснилось позднее, не зря. Хозяин занимается выпасом яков. Стадо в 200 голов (куча новорожденных яков – просто прекрасные животинки) надо выгонять кушать. С конца мая до октября они переедут на высоту 4900+ м, так как животным жарко будет на 4000 м. Тут мне бы насторожиться... На улице вечером было +17 °С. Утро мы встретили дважды. Первый раз, когда приехали егеря и брат хозяина стада около 11 ночи и потеснили нас в комнате. Но они не знали, что у нас с собой есть опасное оружие в виде храпящего Армяна. Он храпит так, что ему в ночёвках на природе подвывают не могущие заснуть собаки, что уж говорить о людях. Так что ближе к трём-четырём утра парни отчаялись поспать и ретировались. Второй раз мы проснулись в районе семи утра, удивлённо обнаружив, что пейзаж за окном сильно изменился. Прям капитально. Вместо весенних чуть рыжих лугов, красивой реки и гор с шапками снега внезапно включили зиму. Мотоциклы покрыты слоем снега, в сумке вашего покорного слуги, неосмотрительно оставленной на улице, снега столько, что хватит на небольшого снеговика. Аккуратно спрашиваем у хозяина дома и егерей, есть ли дорога до Мургаба. «Да, там снег, грязь и реки, но красиво».

А дальше началась та самая красивая дорожка. Со всем, что они любят, а я ещё ни разу не пробовал. 140 км развлечения. Если бы кто-нибудь показал мне фото и видео парня, который проезжал эти каменные подъёмы под 70° с камнями, мокрой глиной и песком, я бы сказал, что это невозможно для меня. Но нет. Этот парень на видео – я.

Как согласились ехать со мной, не умеющим ездить без асфальта, мои друзья – для меня до сих пор открытый вопрос. Ну да это всё лирика. Пока встали, пока собрались, стряхнули снег с мотоциклов, солнышко подогрело, и снег ушёл. Хозяин выгнал стадо яков на выпас, егери собрались на рыбалку. Тут надо сделать ремарку – на рыбалку они собрались с «Паджерой» и огромным прицепом. На вопрос «Парни, зачем вам столько места, вы на сколько на рыбалку?» был лаконичный ответ: «Тут на пару часов рыбалки». Мы не смогли отказать себе в удовольствии посмотреть на процесс рыбалки по-памирски. Он оказался банален и прост: бредень перекрывает кусок реки, и сверху по течению в реку бросают камни, а снизу парни держат сеть. Всё. Через пять-семь минут вытаскивают 50+ рыбин. Такая вот простая и незамысловатая рыбалка. Пару рыбин нам вручили со словами «вкусно покушаете», и мы поехали в сторону цели нашего путешествия. К озеру Зоркуль.

Вначале всё выглядело крайне оптимистично. Солнышко, растаявший и высохший снег. Ляпота. Километров через десять дорога упёрлась в лёд и журчащий в середине ручеёк, олицетворяющий полноводную реку летом. С этого момента начался самый вкусный и тяжёлый день моей мотожизни.

В принципе, поднять гружёный мотоцикл для человека со средней физической подготовкой не сложно, но на высоте 4000+ это очень тяжело. Дыхания для прогулки в 300–400 м не хватает, начинается одышка, а если эта прогулка сопряжена с минимальным подъёмом – это караул.

Перенеся мотоциклы, потому как назвать процесс перемещения с одной стороны русла реки до другой иначе назвать нельзя, через этот ледник, мне с кристальной ясностью стало понятно – скучно не будет. Вообще. При этом первый ледник Господь дал нам посмотреть под солнцем и вообще в крайне тепличных условиях. Дальше было только интересней и веселей. Сначала Он выключил солнце и тепло, а потом ещё через пару переносов включил тучи. Что особенно интересно, в горах никогда не знаешь наперёд, вон та страшная чёрная тучка – твоя или пронесёт? У нас было лучше – чёрная тучка была как впереди, так и сзади. Мы то догоняли её, получая ветер и град, то нас догоняла туча сзади и выдавала всё то же самое. Температура плавно, но уверенно близилась к четырём градусам по Цельсию. И порывистый ветер. До Зоркуля 10 бродов. Это камни, снег, лёд и грязь.

Природа высокогорья легко пробивает корку усталости, нарастающую с каждым пройденным километром. Вроде, устал уже так, что хочется просто сесть и всё. Но поднимаешь голову, смотришь на окружающие горы, на кусочек светлого неба между двумя чёрными тучами, на долину реки, и что-то внутри тебя переключается, как мгновенная перезарядка – и снова первая, малый «газ», поехали.

Зоркуль. Мы тут. Дошли.

Укрытый одеялом голубого льда. Спящий. Незабываемо красивый. Для остроты красок, оттенков и ощущений мироздание решило добавить контрастности. Чёрная, свисающая с небес до земли, не пропускающая свет туча слева от озера. Такая же чёрная туча справа. Задник занимают белоснежные афганские горы. В центре композиции Зоркуль и пятеро довольных людей. Чистоту эмоций сложно передать словами. Все видели, как радуется совсем маленький ребенок – чисто, неподкупно и ярко, он не умеет врать и лукавить. Именно такие эмоции были на лицах моих друзей. Несмотря на общее физическое состояние, несмотря на то, что нам ещё как-то надо ночевать, а окружающее пространство сильно не располагает к ночёвке в палатках. Но мы светимся удовольствием.

Мне подумалось: тысячи лет лежит здесь Зоркуль. Так же, как сейчас ему безразлична наша радость, и тысячи лет назад он не реагировал на проходящие мимо караваны Шёлкового пути. Величественный. Безразличный. Пусть таким и остаётся в моих воспоминаниях.

Нашей же команде, несмотря на эйфорию и радость, надо думать, как выбираться из этого красивого, но становящегося всё более недружелюбным места. Лёд с неба периодически стучит по каске с такой силой и частотой, что забивает музыку в тюненых наушниках. Хочу упомянуть, что качественный звук на протяжении всего путешествия мне обеспечивали прямые руки сотрудников www . gpstrade . ru . Все мы знаем, что стоковые уши Scala Rider – отстой. Но после замены оных на качественный Hi - Fi , звуком в шлеме начинаешь наслаждаться. Кстати, заметил странную для себя реакцию на холод на высоте – на градуснике +4 °С, а мне без подстёжки в простой туристической куртке нормально. Видимо, адреналин греет вовсю.

Поскольку с нами был прекрасно ездящий эндурист Гарик, на само озеро мы дошли по азимуту. Искать дорожку ему было скучно. Что и понятно: DRZ400 явно веселей, чем наши перегруженные слоники. Поэтому мы свернули с дороги и поехали прямо к озеру. Стойка, внимательней под ноги на камни, «газ» и пошагали.

Тут ярко встал вопрос – а что дальше? Перспектива ночёвки в палатках была очень нежелательной. На таком ветру и в минус это будет отдельным приключением, но хотелось его избежать всеми силами. Буйство стихии вокруг не располагало к ночёвке. Посему – только вперёд. При этом где этот «вперёд», никто не знал. Прозвучали первые робкие и малодушные предложения «Мы же дошли, всё сделали. Давайте назад, к тёплому и гостеприимному домику хозяина яков?». Но хитрый Армян то ли сказал, что дальше точно хорошая дорога, то ли что мы сейчас чуть пройдём, времени всего в районе обеда, и там посмотрим. Мне бы дураку подумать, что чем дальше мы пройдём вперёд, тем меньше шансов вернуться к якам и тёплой ночёвке, и что по-хорошему точка невозврата была где-то через час после Зоркуля. Но опция думать у моего мозга была недоступна из-за перегрузки впечатлениями от природы и упражнениями по переноске мотоциклов, и я решил, что идея годная. Плюс я достаточно ярко представил себе все подъёмы, которые на обратном пути станут спусками, мысленно заплакал и поддержал предложение двигаться вперёд.

Дальше было бесконечное, сшитое из мгновений воспоминаний полотно имени трэша. Непрекращающиеся ручьи, в которых мы застревали, ломающийся лёд под колёсами, объезды, сопровождаемые словами: «Парни, поверьте, я геоморфолог! Там по хребту нет болота». Но вместо болота там оказывались сусличьи норы размерами с жерло Царь-пушки. Постоянная одышка. С каждым поднятым или вытащенным мотоциклом накатывающая усталость и желание упасть прямо на месте. Гордость не даёт этого сделать. Потому что понимаешь, если упадёшь – парни поднимут и эвакуируют, но сам себе ты этого не простишь. Стискиваешь зубы и вперёд! Смелее на мяч! Тьфу, на штурм очередного куска болота. Кстати, в этом безразличии появился свой плюс: мне стало всё равно, что носит задницу мотоцикла, что впереди что-то страшное – «газ» открыл и алга. Раньше меня веселили эти слова – в любой непонятной ситуации открывай «газ». А теперь и мне представилась даже не возможность, а необходимость так действовать. Ведь и правда, работает. Ярко помню переломный момент – ко мне подъехал Пикало: «Остановись и послушай. Говорю без иронии. То, как ты ехал утром, и то, как ты едешь сейчас – небо и земля. Честно». От таких слов сразу открылось второе дыхание. Спасибо огромное, Саш.

Стало темнеть. Как это игриво описывали раньше – вечерело. И холодало. А места под ночёвку не было. Единственное, что попалось живое – заброшенная военная часть. Но без воды продуваемые полуразрушенные домики так себе жилье.

Маленькая ремарка – уж не помню, почему и как это произошло, но подозреваю, что гонзающий вокруг нас налегке Гарик стал привлекать излишнее внимание, и ему вручили тяжеленный 990-й «Эдвенчер» с запасом бензина в 55 л и гружёный по самое не балуй. Не могу сказать, что Гарика это хоть как-то замедлило, просто теперь вместе они с Пикало искали дорогу. Потом мы по очереди преодолевали по проложенному куску. Хорошо помню, как Пикало показывает Варду траекторию, как регулировщик движения самолёта из фильма – прямые поднятые руки, только горящих жезлов не хватает. Показывает прямо перед собой (для Варда, стоящего на возвышенности, это выглядит как «вызываю огонь на себя») и почему-то решает сразу отвернуться. А Саша уже летит с горы прямо в него, пытается отвернуть, что на ледяной глыбе так себе затея, и чтобы хоть как-то избежать столкновения твёрдого мотоцикла со значительно менее твёрдым человеком, кладёт мот на бок и сам прилетает прямо под ноги Пикало, а мот проскальзывает в 30 сантиметрах.

Картина маслом. Пикало оборачивается на грохот и с явным недоумением обозревает эту картину. «Только что ж всё нормально было! На секунду отвернулся!» Вард встаёт и со своей неповторимой мимикой: «Саша, дорогой ты мой человек, а зачем ты отвернулся?» Занавес. Эта сценка добавила позитива и энергии.

Тем временем темнеет всё отчётливей, и перспектива промёрзнуть до костей всё ближе и ярче. Желанней от этого она, правда, не становится. Дальше у меня вместо упорядоченных воспоминаний опять череда эндуринга, подъёмов и одышки. Вспышкой помню выход из долины между горами и огромное плато льда. Оно меня и подкосило морально. Всё. Тут и ночуем. Это непроходимо. Но нет, Гарик с Пикало проехались, нашли траекторию движения. Тут Пикало раскрыл секрет, куда мы с таким упорством двигаемся. Причём, по моим ощущениям, последние пару часов чисто на упорстве, так как сил ни у кого уже нет. В восьми километрах впереди некий населённый пункт показывает «Гармин». Если честно, я сильно скептически отнёсся к этому известию. Но оставаться не вариант – едем.

И чудо произошло. Иначе я это никак не назову. Через восемь «коротких» километров, в том смысле, что по разбитой в ноль дороге, но твёрдой, которую я уже воспринимал как автобан класса М4 или М11, забрезжил электрический свет. Откуда-то выбралась пара аборигенов, внешне очень сильно отличающаяся от памирцев, и на наши радостные вопросы про жильё и еду недоумённо ответили, что всё есть, и вообще это санаторий на горячих источниках. Это был царский подарок за день адского трэша. Желанней и прекрасней в этот момент не было ничего.

Представь, дорогой читатель, на экипе в этот момент корка из льда, так как при –2 °С и сильнейшем ветре все грязевые и водные брызги не успевали стечь, а мгновенно схватывались в лёд. В мотоботах вода, ведь периодически ручьи были по колено. И всё это в кромешной темноте. Картинка не из мечты мотоциклиста про чоппер, закат и барышню за спиной.

Родилось понимание, что мотоциклы надо бросить прямо тут и 600–700 метров пронести вещи до тепла. Потому как идентифицировать обозначенный огромными белыми тряпками брод наши заиндевевшие мозги не смогли.

Какой же кайф скинуть с себя опротивевший экип и залезть в горячий бассейн с серной водой. Просто бомба. 15 минут в этом бассейне оживили нас не хуже сказочной живой воды. Пока мы воскресали в источнике, хозяева санатория любезно согласились пожарить подаренную нам егерями рыбу.

Дальше дорога до Мургаба каких-то 90 км в спокойном режиме без бродов – просто грунтовка. Повеселил Пикало на съезде с грунтовки на прямую ухоженную асфальтовую дорогу – поставил мотик и грустно начал варить себе кофе, отмечая таким незамысловатым способом окончание внедорожной части приключения.

Мургаб. Ночёвка в приличной гостинице. Вкусный стол. Но появилась некая пустота внутри – потому как главное уже произошло. Но если вся предыдущая часть путешествия сделала из нас команду, то эти два дня спаяли нас вместе в нечто большее. Дальше всё просто. Перевал Ак-Байтал, граница Таджикистан – Киргизия, дорога до Бишкека. Царская встреча одноклубником Дмитрием – вот насколько важно иметь одинаковые приоритеты и увлечения в среде друзей. Стакан ледяного пива, время на выдохнуть и перекурить, горячий душ и стол с запотевшей рюмкой – и всё. Ты больше не грязный уставший мотоциклист, а цивильный человек.

P . S . Огромное спасибо команде. Парни, вы лучшие! С вами – в любую точку Земли. Спасибо за приключение!

Благодарю за помощь:
Технический спонсор Z13-moto.ru 
 Дуги и рамки на мото Vilar-Pro.ru 
Звук и навигация 
gpstrade.ru


< Звёздный труженикЛёгкая флотилия (часть 4) >

Похожие материалы

25 Сентября 2018 08:48